Blue Flower

-Инженеру хорошо,а доктору -лучше, я б детей лечить пошел, пусть меня научат. Я приеду к Пете,я приеду к Поле. - Здравствуйте, дети! Кто у вас болен? Как живете, как животик? -Погляжуиз очковкончики язычков... («Кем быть?» В. Маяковский)Утром я ещё не успел проснуться, а моя супруга Марина уже нежно шепчет мне на ухо : «Рыжунчик, погуляй с Серёжей, ну ,пожалуйста! А я  уже тебе кофе сварила» .Не имея возможности активно сопротивляться, я сразу же согласился. Поясню, в среду на работу мне надо  днём к трём часам, а сейчас -начало одиннадцатого. Правда, мне ещё хотелось успеть немного подготовиться и позаниматься с историями болезни, так как времени постоянно не хватает их оформить. Но семья и дети, как говорится, прежде всего! Более того, вообще-то я — не любитель кофе, просто в отличие от своих домочадцев-не понимаю всех тонкостей его вкуса, но в последнее время всё чаще вынужден пить его по утрам, чтобы скорее проснуться.Но я не об этом. Сказано-сделано: и машинально допив свой положенный утренний кофе, я пошел одевать сына Серёжу на прогулку. Тому уже два года и три месяца, а справиться с ним, одевая, мне ,взрослому дядьке, имеющим в прошлом даже разряд по борьбе, оказывается, довольно непросто. И  вот, наконец, мы с сыном на детской площадке возле дома, но, к моему недоумению, он лишь немножко походил там и стал то и дело проситься ко мне на руки. Так я его и проносил  большую часть времени. Так что не известно, кто ещё кого выгуливал! Таким образом, к исходу отведенного мне  на эти цели часа, я с полным правом решил закончить все эти мытарства и вернуться домой. Дома ,переодев Серёжу, и  спешно пообедав, я отправился на работу -в свою городскую поликлинику.

Потом мне звонит Марина и взволнованно сообщает, что у Серёженьки повышена температура, около 38 градусов! Решила померить ему, поскольку он ей показался каким-то   сонным ,вялым. «Кашель, сопли есть?»- сразу спросил я. «Нет, вроде нет»-ответила  Марина. «Ладно, тогда  дай ему жаропонижающее «Нурофен» и «Анаферон» , вечером приду -будем разбираться»-заключил я.Придя домой после работы, я первым делом  осмотрел Серёжу,но кроме умеренно повышенной температуры и обусловленной ею общей неспецифической симптоматики (некоторая вялость, капризность, нездоровый блеск глаз и т.д.)в итоге не нашёл ничего подозрительного. Марина сказала,что звонила нашему домашнему врачу-педиатру, Марине Зосимовне, и та кроме всего прочего посоветовала прыскать в рот Тантум-верде», дескать, чтобы горлышко не болело.На что я усомнился и говорю: «Мне тут ему даже один раз горло-то  посмотреть проблематично: отбивается ,а как ты себе представляешь пшикать ему туда этот препарат четыре раза в день по четыре дозы: с ума можно сойти, да к тому же я ещё боюсь ненароком  его при этом поранить пока он сопротивляется. Так что не будем, от греха подальше...Да и с чего мы вообще взяли, что у ребенка горло не в порядке?!»   Короче, на другой день Серёжка также продолжал температурить. Марина давала ему стандартное в таких случаях жаропонижающее - «Нурофен» с хорошим эффектом. К лечению я также добавил проверенные не раз свечи  «Кипферон» с интерфероном. Всем для профилактики в нос стали капать «Гриппферон»,так как боялись, что эта  Серёжина «простуда» может распространиться и на нашу десятимесячную дочь Верочку. В памяти ещё свежи были воспоминания,как несколько недель назад банальные сопли затрудняли ей дыхание и мешали нормально спать. К вечеру на второй день мы померили : у Серёжи температура была 38 «с копейками», но общее состояние его при этом было вполне приличным, вёл он себя почти как обычно. Интересно, что никаких катаральных симптомов не было и в помине: ни кашля, ни насморка, кожа была чистая, только горячая на ощупь. Оставалось только ждать и наблюдать за его самочувствием, чтобы вовремя принять необходимые меры. При том, что у ребенка повышенная температура, никаких «сигналов тревоги», настораживающих симптомов я у него не выявил. Значит действовать будем по обстановке-посмотрим, что будет. Так я и объяснил Марине, понятное дело, крайне обеспокоенной необъяснимым недомоганием ребенка. Так получилось, что после последнего нашего измерения температуры, в этой суете мы не приняли никакого решения по поводу дачи Серёже жаропонижающего средства, зато когда я стал снова  ему измерять температуру  уже перед сном, то аж присвистнул: ещё бы-на термометре было 39,7 градусов! Словно почувствовав что-то неладное, пришла Марина и с тревогой спросила: «Сколько?!» Я отвел глаза и пробормотал только, что ,мол, «высокая». Врать(даже во благо)  было бессмысленно: электронная соска-термометр при включении сразу показывает предыдущий результат измерения. Увидев его, Марина ещё больше всполошилась и решила сама ещё раз перемерить. Новая цифра,высветившаяся на табло повергла нас в шок окончательно ,ибо какие уж тут могут быть шутки, если у ребенка -40,4 градусов!Бедное дитя! Как же так?! Не усмотрели! Не уберегли! Что же делать?! Я пытался что-то сказать, но Марина меня уже не слушала-она была в панике. «Ты куда?»-спросил я её, бросившуюся к ноутбуку. «Я сейчас на форуме посмотрю!»-машинально ответила она. «Конечно, «нет пророка в своём Отечестве!»-ехидно подумалось мне... «А может, всё же есть?! Сейчас узнаем, во всяком случае, мне надо попробовать!» -решил я и строго говорю ей: «Погоди! Не время сейчас для этого! Что делать-я тебе и так скажу, как никак я всё же дипломированный специалист! Да-да, и не надо на меня так скептически смотреть! Слушай лучше сюда: в первую очередь  нам надо  самое главное сбить эту высокую  температуру! Значит так, ты сейчас  сразу даешь Сереже «нурофен» -5 миллилитров, то есть по максимуму,кроме того,нужно побольше жидкости, дай ему ещё компотика, а я тем временем приготовлю всё необходимое к обтиранию!Задействуем также физические методы охлаждения!» «Что же это такое? Может нужен какой-нибудь анализ? »-попыталась было снова за своё Марина.